Самая древняя профессия у нас — коррупционер…

Встретился на той неделе с одним товарищем, степным хипстером. Редко видимся, и когда получается, балакаем обо всем подряд. Ну, в основном он говорит. Мне просто интересно его послушать – колоритный тип. Ниже привожу то, что запомнил из его монолога:

«Хорошо сидим… Душевно…. А то бывает, что с мужиками соберешься – три главные темы обсудишь – бабы, машины, футбол – а дальше нытье начинается. Вот мне жить не дают, все своровали, одни воры вокруг… Задолбали!»

Хлебнул он чаю. Погрустнел. И продолжает:

«Давеча вот обедал с одним уважаааемым человеком. Соль земли. Принципиальный. Я, говорит, на госслужбу не пойду – воровать заставят. И в загранку не поеду, говорит, ибо я казах – без казы умру просто. Не человек, а чеснок короче. Патриотище! Как у него за отчизну сердце болит! И сердце, и печень, и волосы не растут…

Ну, и потом начал мне рассказывать, что его налоговая прессует. Бизнес как-то не идет. Чинуши тендера родственникам своим раздали, а ему – шиш. Как работать? Непонятно. Уопшем, эту страну погубит коррупция.

Ну, я его успокаиваю. Времена, мол, поменяются. Вот молодежь стала приходить на посты разные. Эти-то на западе обученые, должны цивилизованно вести дела. Он мне: Да, ладно, знаем мы этих байских сыночков да братишек. Та же свора…

Я говорю: Не все, по крайней мере. Вон, в городе Н, к примеру, вообще целый аким уже молодой парень. Из простой семьи, служил в армии. Лично знаю. Не мажор. Выбился своим трудом…

И что ты думаешь? Патриотище мой вскинулся и говорит: О, хорошо знаешь? Может придумаем что-нибудь?

Акен ауыз, Микимаус! Только что хаял коррупцию, а теперь сам хочет «участвовать» и меня туда же тянет!.. Объяснил ему, что не хочу карму портить и разошлись. Больше не общаемся… Такие дела…»

Отпил он еще чайку, и улыбнулся:

«Ну, да не будем горевать. Что ты там говорил за солнечные батареи?..»

***

Почему я вспомнил этот разговор? Да просто наткнулся в ленте на инфографику о количестве чиновников на душу населения у нас и зарубежом. Не буду приводить цифры – кому интересно, сам найдет. Тем более, что сами по себе цифры не показательны. Где-то в благополучной Канаде и США, чиновников походу даже больше чем у нас.

Но вот что мне подумалось, когда я вспомнил разговор с товарищем. Даже если чиновников на миллион граждан у нас меньше чем в других странах. Но «общаемся-то» мы, очевидно, теснее.

Где-нибудь в Бельгии или Японии лишние 10 тысяч чиновников – это расход бюджетных средств и только. У нас, увы, математика другая. Эти 10 тысяч чиновников надо будет умножить в 10 раз (по крайней мере) и получится количество родственников, которые «имеют выход» на чиновника. А потом еще на 20 и получишь количество друзей, одноклассников, однокурсников, шапочных знакомых, которые тоже будут искать выгоды «по-братски».

А теперь прикинем, что разговор не только о чиновниках, а еще и о всяких органах, агенствах… да практически каждом кожаном седалище в стране.

И получится, что казахстанца «без связей» еще поискать надо. Многие из них не прочь прильнуть к фонтану вечных тендеров. Хотя ВСЕ они любят пожаловаться на коррупцию в стране…

И что делать?

Надеюсь люди поумнее меня что-нибудь путное придумают. Я же вижу только два пути:

Либо резко сокращать количество кресел в стране. Раз эдак в десять. Оставшимся увеличить зарплату в 10 раз и срок, на случай если поймают на нечистом, тоже в 10 (без всяких этих роскошных домашних арестов). Глядишь, будешь больше опаски и меньше соблазна мутить на стороне. А главное, количество «придворных» уменьшится в десять раз!

Либо законодательно установить, чтобы в чиновники брали только одиноких людей, давших обет целибата. А еще лучше выращивать их в пробирках и в брезгливости в коррупционным схемам…