Странички Истории – Гракхи

Римская республика смогла стать сильным государством, благодаря моральным устоям своих граждан и справедливым законам и традициям, которые поощряли граждан трудиться, быть нравственно чистыми и служить родине.

Однако, спустя некоторое время, богатство породило роскошь, а борьба за власть взлелеяла пороки среди имущих слоев населения. В результате республика свободных и смелых граждан стала превращаться в сборище нищих на побегушках у сената.

Рим все больше тонул в разврате, лени и пороке. Гордые граждане становились рабами, готовыми продавать свои голоса за краюху хлеба. Самый спокойный раб – тот кто считает, что он сам выбрал свою судьбу. Богатые богатели, бедные нищали еще больше, теряя достоинство и веру в справедливость.

В такой среде часто появляются патриоты и герои. Такими были браться Гракхи. Они происходили из знатной семьи. Их дедом был сам Сципион Африканский, победитель Ганнибала. Оба брата были талантливы и отважны. Они могли бы, воспользовавшись своими связями и богатством, стать сильными и могущественными членами касты олигархов захватившей власть. Но судьба страны и сограждан беспокоила их больше личных преимуществ.

Их ужаснуло, как обнищали земледельцы. В результате несправедливых законов, беднота лишилась земли, и стала питать преступность и клиентеллу богатеев. Средний класс почти исчез. Братья поняли, что нынешняя тенденция ведет лишь к разложению государства и стагнации общества. Нужно было что-то менять, чтобы спасти Рим.

Тиберий

Старший брат, Тиберий Гракх, как и подобает внуку славного Сципиона, послужил Риму  на ратном поле, где был отмечен за свою храбрость. Затем он отправился квестором в римскую провинцию Испанию, где своими глазами был свидетелем тому, как ранее обрабатываемые земли становятся пустошами и уничтожается класс свободных земледельцев – опора Республики.

Вернувшись в Рим, он выступил с законом, по которому гражданам нельзя было владеть более чем 500 югеров земли (и не более 1000 югеров на семью). Излишки земель должны были передаваться бедноте, с тем, чтобы она их возделывала и платила умеренный оброк. Земли нельзя было отчуждать.

Этот закон, бивший по карману и власти крупных землевладельцев, встретил яростное сопротивление элиты. Мало кого из них заботила судьба народа и Рима. Свой карман был гораздо важнее. На их стороне был второй трибун Марк Октавий и он наложил свое вето на этот закон. Тогда Тиберию пришлось поневоле идти революционным путем. «Может ли оставаться трибуном тот, кто идёт против интересов народа?» спросил Гракх, и народ проголосовал против Марка Октавия. Тот был силой сведён со скамьи трибунов и закон прошел. Началось возвращение земель бедным слоям населения.

Однако год трибуната Тиберия и гарантия его неприкосновенности истекала. Его сторонники вооружившись окружали его в пути. Наконец, понимая что аристократия уничтожит его при первой же возможности, он вопреки закону выставил свою кандидатуру на второй срок трибуната.

В день выборов атмосфера была накалена до предела. Сторонники Тиберия опасались сената. Сенат в свою очередь подозревал Гракха в подстрекательстве к народному бунту. Наконец треск случайно сломанных скамей был принят сенаторами за начало бунта. Схватив первые попавшиемя тяжелые предметы, они ринулись к трибуне, где стоял Тиберий Гракх.

Такова была сила традиции, что народ расступился перед сенаторами. Тиберий, видя, что ему грозит опасность, указал на свою голову, показывая, что на его жизнь покушаются. Кто-то крикнул, что Гракх требует корону, и сенаторы, воспользовавшись этим, напали на Гракха. Городское население обывателей, которое не стремилось работать с землей, покинуло Гракха, и тот был убит. В тот же день было убито около 300 сторонников Тиберия.

Однако дело его жило. Закон остался в силе. И около 100 тысяч крестьян получили землю благодаря ему.

 gracchi

Гай

Гай был не похож на своего брата. Он был темпераментнее, говорил яростно и горячо. Но мысли его были теми же. Он радел о народе и будущем Рима. Он так же видел, что жадность олигархов уничтожает силу государства и волю его сынов.

Говорят Гай долгое время не хотел вмешиваться в дела Рима. Возможно он был разочарован тем, как легко те, за кого Тиберий бился с элитой Рима, предали его в нужде. По легенде, Тиберий явился ему во сне и произнес: «Что же ты медлишь, Гай? Иного пути нет. Одна и та же суждена нам обоим жизнь, одна и та же смерть в борьбе за благо народа!»

Мы не знаем было ли это вымыслом историков, или же Гай действительно в один судьбоносный миг решил идти по следам брата. В любом случае  в 123 году до н.э. он избирается трибуном и его законотворческая деятельность явно направлена на то, чтобы помочь обнищавшим слоям населения стать хозяевами своей земли и судьбы. Он провел законы дающие бедным льготы при покупке хлеба и обеспечивающие строительство дорог для облегчения сношения между мелкими фермерскими хозяйствами (наследие его брата). Гай способствовал включению сословия всадников в ряды судей. Теперь справедливость не была прерогативой сенаторов.

Основной же его мечтой было вернуть крестьянам землю. Чтобы они перестали зависеть от богачей и могли снова стать полноценными гражданами. С этой целью он хотел основать колонии в завоеванных землях и дать поселенцам  – в равной мере племенам-союзникам, местным жителям и колонистам – Римское гражданство. Вот тут-то от него и отказались обыватели, которые предпочитали подачки богатеев честной работе в дальних краях. К тому же взыграла римская гордость и шовинизм: «Как? Гражданство этим провинциалам немытым?».

Собственно из-за колоний и разгорелся конфликт в котором погиб Гай Гракх. Сенаторы противились закону и горячие друзья Гая затеяли смуту, вооружаясь и уговаривая Гая воспротивиться сенату. Возник конфликт, во время которого Гай, стараясь успокоить народ, случайно прервал речь трибуна, что каралось законом. Воспользовавшись стечением обстоятельств, сенат потребовал наказать Гая. Зная, чего ему ждать от сенаторов, Гай бежал за Тибр. И на следующий день был найден убитым. Сторонники его были казнены, а имущество конфисковано.

Так трагично закончилась история братьев, истинных слуг народа. Братья Гракхи потерпели поражение. Но народ не забыл благодетелей. Память Гракхов чтили спустя годы и века, как наиболее достойных из сынов Великого Рима.