СказQaz о Крестражах Коррупции

Мальчик уже минут десять буравил тетрадку взглядом. Никаких конструктивных идей кроме «всех расстрелять» в голову не приходило. Пора подключать резервы, решил он.

– Пап, помоги с сочинением.

– Что за тема?

– “Как бы я поборол коррупцию”.

Отец оторвался от книги и с удивлением посмотрел на сына.

– Ничего себе у вас сочинения в девятом классе.

Мальчик пожал плечами.

– Практиканты понаехали. Новаторские взгляды на образование походу.

– Ну и как? Побеждаешь?

– Есть пара идей. Но думаю, если предложу смертные казни как в Китае, Роза-апай может принять на свой счет. Она все еще намекает на какие-то мифические шторы.

Отец ухмыльнулся.

– Ну да, тут надо гуманнее. Давай думать. Для начала нам нужен план.

Мужчины пересели за стол, обложившись листами А4, чтобы взяться за дело всерьез.

– Таак, сын. Что мы знаем о коррупции?

– Я тут погуглил. Походу коррупция существовала всегда. С ней боролись и при фараонах, и в шумерских царствах, и в Древнем Риме. Но так и не победили. Вопрос – чего они хотят от девятиклассников?

– Хороший вопрос. Риторический…

Отец задумчиво потер подбородок.

– А если серьезно, то ты наверное нащупал правильную точку для начала сочинения. Если подумать, где коррупция особенно сильна? Там, где люди не верят, что ее можно победить. Проблема ведь не в отдельных коррупционерах, а в том, что коррупция становится нормой. Люди решают, что раз уж зло непобедимо, то буду-ка я на стороне зла. Они перестают осуждать коррупцию, и даже начинают оправдывать ее слуг. В итоге коррупция становится только сильнее…

– Ясно. Как Волан-де-Морт.

– Что?.. Аа, это из Гарри Поттера?

– Ага.

– Припоминаю. И что, его тоже не хотели побеждать? Вроде твой Гарри Поттер весь фильм с этой идеей носился.

– Ну, это ты по фильму судишь. Там ведь только героев показывают. А в книге совсем грустная ситуация была. Многие просто шли на поводу новых воландемортовских законов. Некоторым это даже нравилось. Под конец Волан-де-Морт собрал целую армию, а драться с ней решились только школьники.

– Да уж. Ну, в сказках оно все-таки полегче. Твой Гарри вжих палочкой и всего делов.

– Ну там тоже не все так просто. Волан-де-Морта нельзя было убить, пока все крестражи не были уничтожены.

– Это его телохранители, что ли?

– Нееет. Это как бы… Короче, он разделил свою душу на семь частей и спрятал в разные предметы – кольцо там, чаша и так далее. И пока эти предметы в целости и сохранности, Волан-де-Морта нельзя убить.

– Во как… – папа задумчиво почесал подбородок. – А твой Гарри Поттер получается их уничтожил?

– Да. Один за другим. И уже потом они с Волан-де-Мортом сразились.

– Надо же… Какой замороченный злодей этот Волан-де-Морт. Прямо как коррупция. Бессмертный и с крестражами…

Отец снова задумался. Затем продолжил:

– Знаешь, а давай возьмем это за рабочую схему. Представим, что коррупция – это Волан-де-Морт. И будем с ней бороться проверенными Поттеровскими методами.

– Хмм, найдем ее крестражи и грохнем? Круто! А что за крестражи у коррупции?

– А вот давай думать. С первым крестражем вроде все просто. Это Безнаказанность. Больно часто у нас коррупционеры сухими из воды выходят. Покаялся, штраф заплатил и гуляй себе. Пока есть этот крестраж, коррупцию точно не победить.

Мальчик задумчиво постучал ручкой по столу.

– Понятно. Чтобы уничтожить первый крестраж, нужно, чтобы коррупционеров судили по справедливости. Когда люди увидят, что за коррупцию всегда наказывают, то желающих поубавится.

– Получается так. Вот тебе и первый пункт твоего плана.

Мальчик старательно записал на бумаге: «1. Безнаказанность => Справедливый суд и неизбежное наказание.» и обвел прямоугольником.

– Неплохо. А второй крестраж? Хотя постой. Я знаю. Ты в прошлый раз говорил, что на родительском собрании все молча сдавали деньги, пока ты не вмешался.

– Верно. Второй крестраж – Молчание. У нас ведь все знают – кто ворует, сколько, с кем делится. Но все молчат. А молчание – знак согласия. Пока люди не перестанут молчаливо одобрять воровство, коррупция будет процветать.

– Ага. «Не замалчивать факты коррупции», – добавил к своему списку мальчик. – Неплохо пишется. О, я нашел третий крестраж!

– И какой же? – улыбнулся отец. Его и самого захватило это упражнение. К тому же ему нравилось наблюдать, как сын думает и приходит к выводам.

– Потом увидишь. Спасибо за идею, пап! Дальше я сам.

– Ну, давай.

Отец вернулся к книге. В глубине души он немного расстроился. Но одновременно и радовался, что сын стремится к самостоятельности. Изредка он поглядывал на школьника, увлеченно строчащего что-то в своей тетради. Через некоторое время, сын начал прерываться на задумчивые паузы. Потом и вовсе остановился. Отец выждал какое-то время. Потом осторожно забросил удочку.

– Сынок, помощь нужна?

– Даа.., наверное, – протянул сын. – Посмотри, что получилось.

Отец взял тетрадь и пробежался по пунктам.

– Что у нас тут? Номер три – Подхалимство. Согласен. Нужно искоренять воспитанием. Четыре – Система, где легче сделать не по закону. Молодец! Упрощение законов, внедрение технологий… Пятый крестраж – Беспринципность. Общество, где цель оправдывает средства. А успех оправдывает преступления на пути к нему…

Отец оторвался от тетради и задумчиво посмотрел на сына.

– А ты у меня вырос…

Он снова вернулся к тетради.

– Шестой крестраж – Эгоизм. Человек неспособный понять, что у людей есть чувства, а у поступков последствия. Слушай, ну это же здорово! У казахов для таких даже слово есть специальное – Надан. Опять же все упирается в образование, воспитание… Очень даже неплохое сочинение получилось. Ты чего такой недовольный?

– Да застрял немного. В Гарри Поттере было семь крестражей. А у меня тут шесть…

Отец улыбнулся и потрепал сына по волосам.

– А седьмой крестраж в тебе, сынок… Даже если уничтожить все другие крестражи, коррупция может снова возродиться, как только ТЫ решишь срезать угол или договориться с кем-нибудь. Этот крестраж в каждом из нас. Понимаешь?

Мальчик помолчал. Потом с серьезным видом кивнул.

– Я понял, пап.

Отец улыбнулся.

– Я не знаю, что там будет с остальными шестью. Но с этим крестражем мы с тобой справимся, да ведь?

– А то! – улыбнулся в ответ сын.

Мужчины пожали друг другу руки. В этом доме Волан-де-Морту ничего не светило.

СказQAZы на память