О нефтяной скважине, молотке и культурном шоке

Share Button

Большинство людей работающих за границей понимают, что нужно всегда учитывать культурные особенности страны, где ты находишься. Чем больше местных ноу-хау ты освоишь, тем проще будет понимать менталитет партнеров, клиентов и сослуживцев. А значит, у тебя будет больше шансов добиться успеха.

Но иногда попадаются индивиды, которым лень, недосуг, да и не интересно изучать чужую культуру. «У нас самих этой культуры – ну, просто завались», решают они, и идут по жизни широкими шагами, гордо подняв подбородок, до первого открытого люка…

Обычно слышишь истории о том, как наши люди попадают в различные передряги за границей, в силу своей наивности и нежелания воспринимать буржуйские ценности. Но и иностранцам в нашем совке тоже приходится несладко. Не зная нашего менталитета, они нередко бывают огорошены результатом правильных и логичных, с их точки зрения, действий.

Я слышал одну подобную историю о культурном шоке от друзей, работавших в суровых сибирских дебрях.

Дело было на одной из русских буровых. Погода в Сибири не любит хлюпиков и бурят там настоящие мужики. Так что, естественно, рассказ сопровождался, описанием крутизны условий труда, с байками вроде: «…Морозы там такие, что из толчка сталагмит растет. В туалете всегда имеется ломик, чтобы его разбивать.»

Не всегда удается секцию скважины пробурить за раз: бывает прибор сломается или долото сотрется до бесполезности. В таких случаях всю бурильную компоновку вытаскивают, меняют «слабое звено», и опускают в скважину заново.

И случилось так, что каким-то волшебным образом, во время смены компоновки, внутрь все еще бурящейся скважины упал молоток. Хороший такой. Чугунный. Это означало, что бурить дальше было нельзя. Молоток убил бы любое долото. (Заметьте, что я пишу как хороший манагер, не имеющий привычки обвинять кого ни попадя (no blame culture) в превратностях судьбы. Молоток именно “упал в скважину», а не «молоток в скважину уронили”.)

Стали чесать затылок, как быть дальше. Решили, что надо его оттуда доставать. Не бурить же скважину заново, в самом деле. Послали за «рыбаками». Это специальная бригада, которая на кабеле опускает в скважину умные приборы, чтобы доставать из нее всякий мусор.

Рыбачили мужики основательно, и через три дня, ко всеобщей радости, молоток достали. Сбежалась вся бригада. И, как водиться у наших людей с хорошим чувством юмора, давай этим молотком любоваться – вот эта вот мелкая пакость не давала нам бурить три дня, бывает же такое. Молоток передавали из рук в руки, отпускали шуточки, в–общем, шел процесс анализа проблемы и усваивания опыта (так сказать, Root Cause Analysis and Lesson Learnt).

Тут к этому флэшмобу присоединился супервайзер буровой установки. Супервайзер был иностранных кровей и пребывал в плохом настроении. У него не было чувства юмора, а было ощущение, что из-за чьей-то безалаберности он потерял три дня, и теперь не получит своих премиальных. Поэтому он от чистого сердца наорал на всю компанию, кляня их за нерасторопность, глупость и безответственность.

– Кто вообще уронил этот молоток? – спросил он, уже находясь в точке кипения.

– Ну, я… случайно, – признался один из помбуров. (*помбур – помощник бурильщика, романтичная мужская профессия.)

– ТЫ! Уволен! Чтобы духу твоего здесь не было завтра! – возопил супервайзер.

Помбур хмыкнул и покачал головой. Потом поднял валяющийся на земле молоток (хороший такой, чугунный) и молча уронил его обратно в скважину… Занавес.

***

Слышал я эту историю не раз. Каждый заканчивает ее по своему. Кто-то говорит, что супервайзер уволился, уехал в Тибет к ламам, и там стал познавать искусство спокойствия и гармонии с миром. Кто-то говорит, что он навсегда остался в России и до сих пор бурит в где-то Сибири. Только его теперь от русского никто не отличит, а помбур тот – теперь его правая рука. Кто-то говорит, что месторождение то проклято и никто с него с тех пор и капли нефти не добыл… Много чего говорят. А урок собственно в том, что… понимать и ценить нужно культуру страны, где работаешь.